новости

Таяние вечной мерзлоты в отдаленных районах России угрожает домам и инфраструктуре — hd-best

Старый аэропорт в селе Чурапча долгие годы не использовался, взлетно-посадочная полоса превратилась в заболоченное поле с надутыми насыпями и рельефами.

Как и города на севере и северо-востоке России, Чурапча страдает от последствий изменения климата, влияющего на вечную мерзлоту, на которой все построено.

«В российской Арктике нет ни одного населенного пункта, где бы вы не нашли разрушенное или деформированное здание», — сказал Алексей Маслаков, ученый из МГУ.

Поэтому дома приподнимают сваями от оседающей земли. Трубопроводы и хранилища находятся под угрозой. Дороги все чаще нуждаются в ремонте.

Поскольку Россия нагревается в 2,8 раза быстрее, чем в среднем другие страны мира, таяние давно замерзшей тундры в Сибири приводит к выбросу парниковых газов, которые, как опасаются ученые, могут помешать глобальным усилиям по ограничению выбросов, вызывающих потепление климата.

Поскольку вечная мерзлота покрывает 65% суши России, затраты уже растут.

К 2050 году Россия может столкнуться с ущербом в семь триллионов рублей (97 миллиардов долларов) из-за поврежденной инфраструктуры, если темпы потепления продолжатся, сказал директор Якутского института вечной мерзлоты имени Мельникова Михаил Железняк.

Неровный ландшафт вокруг Чурапчи, расположенной примерно в 5000 км (3100 миль) к востоку от Москвы, напоминает гигантские пласты пузырчатой ​​пленки в местах, где клинья льда внутри земли растаяли, в результате чего земля осыпалась, провисала или проваливалась.

«Дороги, линии электропередач, газопроводы, нефтепроводы — все линейные сооружения в первую очередь реагируют на потепление климата и его влияние на вечную мерзлоту», — сказал заместитель директора Института вечной мерзлоты Александр Федоров.

Нам нужно адаптироваться

В 1960-х и 1970-х годах Советская Россия развивала Арктику. Многие здания на Крайнем Севере и Дальнем Востоке были построены с предположением, что вечная мерзлота, замерзшая на протяжении тысячелетий, прочная и никогда не растает.

По словам ученых, в 1990-х годах в Чурапче с населением 10 000 человек был закрыт аэропорт из-за таяния снегов. С годами некогда гладкая взлетно-посадочная полоса превратилась в пятнистое поле, которое больше похоже на спину дракона, поскольку земля опускается, а лед тает. Со временем, по мнению ученых, этот район может превратиться в озеро.

Федоров из Института вечной мерзлоты изучал это место в течение многих лет и обнаружил, что некоторые участки оседают в среднем на два-четыре сантиметра в год, а другие опускаются на 12 см ежегодно.

По словам Федорова, в восьми населенных пунктах в Центральной Якутии, регионе на северо-востоке России, 72% людей, опрошенных Северо-Восточным федеральным университетом, заявили, что у них были проблемы с проседанием фундамента их домов.

По всей России более 15 миллионов человек живут на вечной мерзлоте. Россия вкладывает средства, чтобы лучше контролировать подземную оттепель.

«Мы не знаем, что с этим происходит на самом деле, — заявил в августе министр экологии России Александр Козлов, — нам нужен мониторинг не только для того, чтобы следить за тем, что тает и как. Ученые будут использовать его, чтобы предсказать его последствия и узнать, как предотвращать аварии».

Министерство планирует развернуть 140 станций мониторинга, каждая с 30-метровыми скважинами для измерения ситуации под землей. 

Хотя это может помочь определить, насколько быстро тает регион, это не поможет таким сельским жителям, как Егор Дьячковский, чей дом уже ломается в бывшем аэропорту Чурапчи. За пять лет, прошедших с тех пор, как его семья построила свой дом, земля под ним ушла. Сначала дом был поднят на 30 сантиметров над землей на сваях. Разрыв теперь составляет полный метр.

Дьячковский привез пять грузовиков земли, чтобы заполнить брешь между землей и своим домом, и говорит, что ему все еще нужно больше. Некоторые из его соседей пытаются продать свои дома.

«Каждый пытается разобраться в ситуации самостоятельно», — сказал Сергей Атласов, другой житель Чурапчи.

Но семья Дьячковского, наоборот, строит гараж и, похоже, готова рискнуть.

«Как мы можем идти против природы? Мы должны адаптироваться, — сказал Дьячковский, — нам некому жаловаться. Наверное, только духам свыше».

Репортаж Максима Шеметова, Марии Васильевой и Дмитрия Турлюна, сценарий Тома Балмфорта, редактирование Кэти Дейгл и Майка Коллетт-Уайта.

Фото: Maxim Shemetov / Reuters

Автор: Maxim Shemetov

Источник: Reuters

Добавить комментарий