законы

ОТ ПРЕСТУПНИКА ДО ШЕФА ТАЙНОЙ ПОЛИЦИИ — hd-best.ru

Задержано: убийц – 15, грабителей – 5, воров-взломщиков – 108, воров-домушников – 12, уличных воров различных мастей – 216, скупщиков краденого – 38, сбежавших из тюрем – 14, нарушивших условия освобождения осужденных – 43, фальшивомонетчиков и мошенников – 46, бродяг, совершивших правонарушения, – 229, произведено обысков, в итоге которых были обнаружены краденые вещи, – 39.

Думаете это годичный отчет какого-либо большого УВД? Вроде бы не так. Все это в течение лишь 1-го года изготовлено Эженом-Франсуа Видоком и его бригадой, состоявшей из 12 человек. Хорошо, да?

Так кто же был этот самый Видок – правонарушитель и каторжник, ставший потом шефом самого загадочного подразделения правоохранительных органов Парижа?

В XIX веке парижская правоохранительные органы начала добиваться приметных фурроров в борьбе с преступностью, каковыми ранее времени не могла похвастать. Что все-таки случилось? Просто была сотворена мощная сеть осведомителей, а полицейские в помощь для себя стали брать бывших преступников, обладавших большим опытом и отлично знавших криминальный мир, его законы и обычаи. Эжен-Франсуа Видок, наверняка, является самым культовым персонажем этого периода, когда бывшие правонарушители становились полицейскими и напротив.

Детство, отрочество, молодость
Видок родился 23 июля 1775 года в семье булочника и уже с самого юношества начал проявлять такие черты собственного нрава как склонность к различного рода выходкам и стычкам. Опосля того как он сделал несколько краж, при этом у собственных родителей, отец был обязан на некое время выслать его в кутузку для молодых преступников. Вообщем, там он пробыл всего только две недельки, сумев уверить отца, что раскаялся.

«Раскаяние» продолжалось недолго. Юному человеку, пристрастившемуся к картам, вину и дамам, необходимо было больше и больше наличных. А где их взять? Снова же – у родителей. В один прекрасный момент Видок, которому на тот момент уже исполнилось 16 лет, подсмотрел, куда отец с мамой прячут скопления. Воспользовавшись их отсутствием, он их похитил и отправился в… Америку.

Вообщем, доехать ему удалось только до портового городка Остенде, где в одном из кабаков он и проиграл все, что стащил. Он еще некое время покуролесил, работая то в одном цирке, то в другом, да и там пришелся не ко двору, заведя бурный роман с супругой владельца. Пришлось ворачиваться домой. А предки – ну на то они и предки – вновь его простили.

Нежданно для всех, но к величавой радости отца и мамы, в 1791 году он объявил, что отчаливает в армию. На службе Видок зарекомендовал себя не самым наилучшим бойцом: он повсевременно ввязывался в драки и остальные непонятные истории. Довольно сказать, что будущий сыщик участвовал не наименее чем в пятнадцати дуэлях и убил несколько человек.

Войсковое начальство три раза желало даже его расстрелять, но Видока выручало то, что он был храбрым бойцом и даже дослужился до капрала.

В 1793 году Видок перебегает на сторону австрийцев, а спустя некое время изменяет и им, возвратившись во Францию. Да и здесь ему подфартило: он избежал расстрела, полагавшегося изменщикам.

Криминальная «судьба»
Опосля войны Видок вновь ворачивается в Аррас, где ведет разгульную жизнь, рассказывая о собственных приключениях. А приключений этих хватило бы не на одну книжку, хотя ему в это время всего только 18 лет.

Из Арраса опосля еще одного любовного романа, закончившегося свадьбой, Видок, обыкновенно, прихватив семейные сбережения, сбегает от юный супруги в Брюссель, где вступает в известную в то время «Кочевую армию». Эта «армия» была не наиболее чем бандой уголовников, переодевшихся в военные мундиры. А их «схватки» – грабежи, налеты, кражи… Будущий сыщик равномерно изучает фактически весь диапазон криминальных профессий. С сих пор начинается его реальная криминальная «судьба»: кражи, грабежи, высадки в кутузку, побеги, снова высадки и т.д. Весьма стремительно ему присваивают неофициальный титул – «повелитель побегов».

В течение следующих пары лет Видок гастролирует по всей Франции, то попадая в кутузки, то сбегая из их. В конце концов его приговорили к 8 годам каторги, но ему снова удалось сбежать.
Он никак не может остепениться и вновь и вновь совершает злодеяния, за что, в конце концов, его приговаривают к смертной экзекуции. На его счастье к власти приходит Наполеон, и Видоку заместо эшафота удается поступить на флот. Команда на корабле была еще та: их основная цель состояла в том, чтоб грабить проходящие мимо суда.

Как-то во время еще одного тюремного заключения, в Лионе, Видок решает разорвать с преступностью и дает свои услуги в качестве информатора шефу лионской правоохранительных органов. Уже спустя несколько месяцев, благодаря Видоку, полицейским удается обезвредить несколько небезопасных банд. Шеф правоохранительных органов души не чает в собственном новеньком агенте. Короче, Видок выполнил все свои обязательство, и был досрочно освобожден из кутузки.

Проходит длительных 10 лет, в течение которых он фактически неудачно пробует начать все с нуля, но неудачно. Криминальная жизнь так просто никого не отпускает.

Из преступников в полицейские
В конце концов, в 1809 году он совсем решает разорвать со собственной преступной карьерой. В это время в лишь что сделанной полицейской префектуре Парижа появляется особое подразделение для борьбы с преступностью. Видок, который в это время отбывает очередной срок в самой ужасной парижской кутузке «Бисетр», дает свои услуги Анри – шефу этого подразделения. Поначалу Видок, сидя в кутузке, делает работу осведомителя, потом, в 1811 году, будучи освобожден по протекции все такого же Анри, его принимают в правоохранительных органов, где он организует маленькое спецподразделение для наблюдения за организованными криминальными бандами. Вся приобретенная информация употребляется для арестов бандитов.

Красивое познание преступных кругов и точность получаемой инфы дозволили ему стать шефом сделанного спецподразделения – потаенной правоохранительных органов, которое именовалось «Сюртэ»1. До 1827 года Видок и его маленькая группа, в главном состоявшая из бывших каторжников, содействовала аресту нескольких сотен небезопасных преступников. Что любопытно, группа «Сюртэ» называлась посреди бандитов «легавкой». Эффективность «легавки» была бесспорной, хотя способы, которыми воспользовались Видок и его коллеги, разительно отличались от обыденных полицейских способов. «Истинные» полицейские относились к своим сотрудникам из «Сюртэ» не весьма хвалебно. И это мягко сказано. Быстрее, они их терпеть не могли и презирали.
Любопытно, что бывшие «коллеги» Видока по криминальному миру также возненавидели Видока и приговорили его к смертной экзекуции, но ставший сыщиком Видок, которого недозволено упрекнуть в отсутствии мужества, самолично возникал в самых небезопасных местах и арестовывал преступников.

Превосходный следователь, Видок участвует в раскрытии не только лишь чисто преступных, да и политических злодеяний.

Как и у всякого профессионального человека, у Видока было много не только лишь поклонников, да и недоброжелателей. Пару раз ему даже приходилось подавать в отставку. Так, 21 июня 1827 года, в итоге составленного против него комплота, он был обязан бросить полицию. На его пространство назначают заместителя Видока – Коко-Лакура, к слову, тоже бывшего каторжника.

Видок, являясь одним из идеологов концепции перевоспитания правонарушителя трудом, основывает маленькую бумажную фабрику и пробует сколотить состояние. А работают у него бывшие зеки. При этом, работают настолько отлично, что фабрика дает хороший доход. Правда, просуществовало это полезное дело недолго, ровно до того времени, когда Видока вновь не позвали на службу в полицию.

В марте 1832 года по требованию новейшего министра внутренних дел Казимира Перье Видок ворачивается в полицию и снова становится во главе «Сюртэ». Сейчас его работа состоит в главном в защите режима от оппозиции. С противниками режима Видок борется настолько удачно, что получает личную благодарность от короля Луи-Филиппа, который именовал его «спасателем трона».

Но его противники как и раньше не дают Видоку покоя: они повсевременно напоминают о каторжном и преступном прошедшем. В сентябре 1832 года его винят в организации бандитской шайки. Дело дошло до суда. Правда, приговор вынесен так и не был. Прошлый правонарушитель становится все наиболее обременительной обузой для чопорного общества. 15 ноября 1832 года Видок снова уходит из правоохранительных органов в отставку. Сейчас – совсем.

Крайний взлет официальной карьеры Видока произошел во время Революции 1848 года. Он становится управляющим канцелярии министра зарубежных дел и фактического главы правительства Альфонса де Ламартина. Но с приходом к власти правителя Наполеона III величавый сыщик отходит от дел.

«Бюро расследований» и литературное творчество
Но посиживать без дела Эжен не может и в 1883 году он открывает собственное «Бюро расследований». Это было 1-ое во всей Европе личное детективное агентство. Своим клиентам Видок оказывает самые различные услуги и так удачно, что уже к концу первого года существования их число доходит до 4 тыщ. Любой мало-мальски узнаваемый предприниматель хочет получить от «Бюро расследований» справку, что он не обременен долгами, за ним не считается злодеяний и т.д., короче, что он «чист».

От этих фурроров его недруги из правоохранительных органов были в бешенстве. Его не один раз пробовали дать под трибунал, устраивали обыски, конфисковывали собранные материалы, но все неудачно. Популярность «Бюро расследований» росла и через пару лет его филиалы возникли в остальных городках.

Профессиональный человек – одарен во всем. Показал себя Видок и в литературе. В 1828 году он публикует первую свою книжку, которая именуется «Записки Видока». Книжка имеет обезумевший фуррор и побуждает даже Бальзака на создание вида Вотрена – 1-го из главных персонажей цикла романов «Людская комедия». Вотрен у Бальзака – это снаружи приличный, но внутренне криминальный тип, провоцирующий людей совершать злодеяния.

Рассказы Видока употребляются и в именитом романе Эжена Сю «Парижские потаенны». Правда, сыщик был недоволен сиим романом, так как в нем отсутствовал конкретно его образ. Потому в пику Эжену Сю он издает свои собственные «Истинные потаенны Парижа».

Биография Видока увлекла и Виктора Гюго, который воплотил его образ сходу в 2-ух собственных героях – великодушном каторжнике Жане Вальжане и подлом полицейском Жавере. Правда, оценить «Отверженных» Гюго Видоку не удалось, потому что эта эпопея была издана опосля погибели известного сыщика.

Дали дань Видоку Александр Дюма, изобразивший его в виде полицейского по имени Шакал в романе «Парижские могикане», и Эдгар По, воплотивший Видока в виде Огюста Дюпена в собственном самом пожалуй именитом рассказе «Убийство на улице Морг».

Сам же Видок опосля обезумевшего фуррора собственных «Записок» издает еще их три тома, которые были написаны неслыханным по тем временам тиражом – 30 тыщ экземпляров, а потом в течение года переведены на 8 зарубежных языков, включая российский. Потом писатель-самоучка, отличавшийся {живым} слогом и едким юмором, издал еще с десяток книжек. И они все воспользовались большим спросом у читателей. Для профессионалов же особо ценным его трудом является «Словарь воровского арго» – самое 1-ое в мире схожее издание.

В собственном «Бюро расследований» Видок работал до самой погибели, которая достигнула его 11 мая 1857 года. Он только мало не дожил до собственного 82-летия.

***
«Повелитель риска» (очередное из прозвищ Видока) оставил большущее по тем временам состояние, а так как прямых наследников у него не было, хотя он три раза был женат, оно отошло его возлюбленному детине – «Бюро расследований».

Молвят, перед гибелью Видок произнес восхитительную фразу: «Я мог бы стать маршалом, если б не обожал так дам и дуэли». Вообщем, маршалов в истории Франции было довольно. Почти всех уже никто и не помнит. А вот Видока – известного правонарушителя и не наименее известного сыщика – помнят все.
 

 

1 — Sûreté (фр.) – сохранность.

Добавить комментарий