законы

«ЛЯ ПТИТ-РОКЕТТ» – ПЕРВАЯ ТЮРЬМА ДЛЯ МАЛОЛЕТОК — hd-best.ru

Первая в истории тюрьма для несовершеннолетних, разрушенная в 1974 году, стала адом, вымощенным добрыми намерениями.

«Чистилище для проклятых детей». 4 апреля 1929 года журналист Анри Данжу в иллюстрированном журнале «Детектив», посетив камеры тюрьмы «Ля Птит-Рокетт», публикует назидательный репортаж. Эта тюрьма, расположенная напротив кладбища Пер-Лашез, в 11-м округе Парижа, будет закрыта спустя несколько лет, а в 1974 году ее окончательно разрушат и на ее месте разобьют сквер. Это учреждение, с говорящим названием1, было предназначено только для детей.

Здание площадью 25 000 квадратных метров было построено в 1825 году по планам архитектора Луи-Ипполита Леба. Проект считался авангардистским. «В то время, когда это учреждение было построено, идея состояла в том, чтобы улучшить положение детей-заключенных», – говорит Вероника Бланшар, докторант в области истории и вместе с Матиасом Гарде опубликовавшая книгу «Худое семя: два столетия истории правосудия в отношении детей».

Искупление через работу и молчание
В те времена специальных отделений в тюрьмах для несовершеннолетних не существовало. Дети содержались вместе со взрослыми в больших камерах, где такая скученность быстро становилась опасной.

Власти были воодушевлены идеями Алексиса де Токвиля2, вернувшегося из Соединенных штатов с планами строительства современных тюрем. В стране дяди Сэма заключенные содержались в индивидуальных камерах, в которых их отлично можно было контролировать. «Философия этих мест состояла в том, чтобы облегчить искупление посредством работы в мастерских и одиночного нахождения в камере, что должно было способствовать к размышлениям, – объясняет Вероника Бланшар. – Но результаты были не очень убедительными», – добавляет она.

Почти 500 детей находилось в тюрьме «Ля Птит-Рокетт». Они обязаны были сохранять абсолютное молчание. «Была применена филадельфийская система, согласно которой время, проведенное в одиночестве, гораздо важнее, чем в нахождение в коллективе. Дети проводили в камерах по 22 часа в сутки», – рассказывает Вероника Бланшар. Они не имели права ни видеться, ни разговаривать друг с другом. Когда их переводили в другое место, на голову им одевался мешок, чтобы они не могли встретиться глазами со своими товарищами по несчастью. «А по воскресеньям, когда их выводили на мессу в часовне, детей ставили в отдельные боксы, чтобы ограничить любое общение», – продолжает историк.

«Камеры – смрадные клетки»
«Камеры – смрадные клетки, в которых нельзя держать даже животных», – описывал в своей статье Анри Данжу. Три метра в длину и два метра в ширину. «Дневной свет едва проникает через небольшое окошко, шпингалеты которого закрыты на висячий замок. Ночью освещения нет. Нет и отопления. Я видел детей, в лицах которых уже не осталось ничего человеческого, лохматых, грязных, бросавших на меня потерянные взгляды», – пишет журналист.

Царившая там грязь свойственна тюремному миру. То, чем кормили детей в «Ля Птит-Рокетт», совершенно им не подходило. Нехватка всего, особенно лечения. В качестве еды – полкуска хлеба, иногда миска фасоли или гороха, сваренных на воде.

Гавроши3 и непослушные Пулбо4
Репортер Феликс Платель, посетивший это место пятьдесят лет назад, делает такой же вывод в серии статей, опубликованных в газете «Фигаро», осуждая нездоровые для жизни условия и насилие, царящие в этом месте. «»Ля Птит-Рокетт» – это жестокое заведение. Именно здесь, днем и ночью, государство заодно с законом совершает преступления против детства», – пишет он, отмечая, что «и взрослый сойдет с ума через три месяца одиночного заключения».

Маленькие узники попадали в тюрьму иногда даже в возрасте пяти лет. Только в 1913 году минимальный возраст был повышен до 13 лет. «Их чаще арестовывают за бродяжничество, а не за мелкое воровство. В то время беспризорные дети воспринимались как чрезвычайно опасные. Скитание расценивалось как преступление», – напоминает Вероника Бланшар. За стенами «Ля Птит-Рокетт» находились «гавроши», дети из бедных слоев, которых отправляли на улицу побираться. Но были там и непослушные «пулбо», чьи отцы сами просили суд отправить их в тюрьму. «В те времена верили на слово, и ничего не проверяли. Авторитет отца был абсолютным. Нужно было дождаться 1945 года, прежде чем судьи стали тщательно разбираться с подростками, отказавшись от принципа применения к детям исправительных мер», – продолжает историк Вероника Бланшар.

Оправданные отправляются в камеру
На самом деле малолетних преступников – меньшинство. «Здесь были и дети, оправданные судом, но, чтобы они не сбились с пути, пока еще не поздно, их отправляют в тюрьму. В результате система становится контрпродуктивной: дети выходят оттуда сломленные, испытывая еще большее недоверие по отношению к взрослым и к закону», – добавляет Вероника Бланшар. Особенно те, кому пришлось ждать, когда исполнится 21 год, лишь тогда из выпускали на волю.

«Насилия было гораздо меньше, потому что дети практически не находились вместе. Разделение помогало избежать драк. Но существование было очень тяжелым. Большинство из них испытывало серьезные психологические страдания», – говорит историк.

Эта система быстро показала свою негодность. Постепенно усиливалась критика и осуждение того, что происходило за стенами «Ля Птит-Рокетт». Сам Виктор Гюго, который поначалу восхищался этой новой тюрьмой, постепенно стал ее все сильнее и сильнее критиковать. Как и многие журналисты.
«Ад, вымощенный добрыми намерениями»

«Сегодня мы осознаем разницу между тем, чем должна была стать тюрьма «Ля Птит-Рокетт» и тем, чем она стала в реальности. Это был настоящий ад, вымощенный добрыми намерениями. Надо признать, что удалось создать институт тотального насилия, который принес множеств страданий», – заключает Вероника Бланшар.

В 1930-х годах маленькие заключенные в конце концов покинули это учреждение. Их распределили по исправительным домам. А в эту тюрьму стали отправлять женщин, а затем, в 1974 году, ее полностью разрушили. Сегодня на месте бывшей тюрьмы разбит сквер, который называется «Ля Рокетт».

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: тюрьма «Ля Птит-Рокетт»; Пулбо; по общему мнению, на знаменитой картине Эжена Делакруа «Свобода, ведущая народ» рядом с Марианной, являющейся символом Франции, изображен именно Гаврош Виктора Гюго; сквер «Ля Рокетт».

 

1 —  «Ла Птит-Рокетт» (La Petite Roquette) можно перевести как «Маленький сорняк».

2 — Алексис-Шарль-Анри Клерель, граф де Токвиль – французский политический деятель, лидер консервативной Партии порядка, министр иностранных дел Франции (1849). Более всего известен как автор историко-политического трактата «Демократия в Америке».

3 —  Гаврош – персонаж романа «Отверженные» Виктора Гюго (1862); жизнерадостный, дерзкий на язык и в то же время смекалистый, пронырливый и одновременно храбрый и отзывчивый парижский бездомный сорванец, сражавшийся на баррикадах и погибший в ходе Июньского восстания 1832 года.

4 —  Пулбо – дети из бедных семей, названные так по имени художника Франсиска Пулбо, персонажи его рисунков.

Добавить комментарий