новости

«К смерти невозможно привыкнуть». Репортаж из самой большой коронавирусной реанимации Якутии — card-muz.ru

Третья волна бьет все антирекорды. Ее называют самой тяжелой с начала пандемии, в этом убедились журналисты News.Ykt.Ru, побывав в отделении анестезиологии-реанимации и интенсивной терапии Якутской республиканской клинической больницы.

Статистика показывает, что 47% пациентов отделения не возвращаются домой. Тут лежат крайне тяжелые. Есть и молодые, и привитые, и без хронических заболеваний.

«Если смотреть количество смертей в процентном соотношении, то цифры такие же, как и в прошлом году — около двух процентов от числа всех заболевших. Просто больных стало очень много», — отмечает заведующий отделением Кирилл Чулаков. 

Реанимация находится на четвертом этаже. Чтобы добраться туда, нужно в чистой зоне облачиться в защитный костюм в строгой последовательности: сначала хлопчатобумажная рубашка и штаны, бахилы, шапочка, две пары перчаток, медицинская маска, респиратор, защитные очки, комбинезон, резиновые сапоги. Все щели и стыки заклеиваются скотчем. Дышать в нем тяжело, особенно когда поднимаешься по лестнице. 

Проходим через лабиринт из дверей. В коридорах пусто, не слышно голосов, только гул аппаратов. Их никогда не выключают, тут все пациенты лежачие, многие подключены к ИВЛ.

С левой стороны висят бейджи персонала, с которых улыбаются врачи. Все, как правило, молодые. Тут работают анестезиологи-реаниматологи. Сегодня их 24 человека. 

«Медперсонал молодой, у всех огонь в глазах, нет перегоревших, черствых. Ты врач, ты не можешь быть черствым», — говорит Кирилл Чулаков. Сегодня на одного врача приходится по семь пациентов. С каждым днем врачей все не хватает — постоянная текучка, много больных. Выручают реаниматологи из других отделений, которые во время отпусков работают здесь. Также на помощь коллегам и для обмена опытом приехали три анестезиолога-реаниматолога сводного медицинского отряда ФМБА России. Среди них 28-летняя Надежда Ивакина из Красноярска. Ее удивляет, что в Якутске никто не носит масок, не хотят вакцинироваться и к вопросам безопасности относятся халатно.

«За время пандемии работа не стала спокойней или привычней. Нет, так же, как и в первые дни, надеешься на выздоровление каждого, успеваешь к ним привыкнуть… Но когда пациенты умирают, это очень тяжело. Мотивируют и вдохновляют истории чудесных исцелений. К примеру, одна 80-летняя пациентка почти месяц была в медикаментозной коме, лежала на аппарате ИВЛ. Шансы на выживание были минимальными. Но она вышла из этого состояния и ушла домой на своих ногах. Вот такие истории очень помогают нам в работе», — говорит она. 

Сводный отряд ФМБА выезжает обычно на помощь во время стихийных бедствий, в том числе пожаров. В прошлом году они работали в Крыму, в этом году их направили в Якутию. «Не думаю, что есть связь между лесными пожарами и вспышкой коронавируса здесь. Я лично считаю это совпадением. Эта волна идет по всей России. Конечно, большое задымление плохо влияет на защитную функцию верхних дыхательных путей и точно не улучшает состояние. Заразиться и тяжело заболеть становится проще», — говорит врач-реаниматолог Арсений Черепов. 

Почти все койки в отделении заняты. Медсестры сразу дезинфицируют освободившиеся и заправляют новую постель. В день поступают до десяти человек.

24 августа отделение выросло до 36 коек. До пандемии здесь было 12 коек, которых хватало на всех больных из отделений хирургии, пульмонологии, гинекологии, кардиологии, гастроэнтерологии и так далее. Сейчас эта реанимация только для коронавирусных больных.

«До пандемии тут в месяц два аппарата включали, теперь ни один из них не выключаем», — говорит заведующий отделением Кирилл Викторович. Каждые четыре месяца количество коек растет.  

Первый случай коронавируса в Якутии был в марте 2020 года. Из первых 15 пациентов никто не дошел до реанимации, инфекционный корпус справлялся сам, вспоминает он.

«Мы, реаниматологи, столкнулись с ковидом в апреле. В день моего дежурства поступил первый пациент. Его с пневмонией и положительным результатом ПЦР-теста привезли прямо из дома. Тогда мы о коронавирусе знали чисто теоретически из китайских разработок. Нас в тот же день перепрофилировали — мы стали полноценной коронавирусной реанимацией. К сожалению, того пациента спасти не смогли», — вспоминает заведующий отделением. К смерти невозможно привыкнуть, добавляет он.

Как правило, тяжелые больные поступают в отделение вечером, из дома, ждут до последнего и только, когда они оказываются на грани, вызывают скорую помощь. Люди продолжают заниматься самолечением. В отделении лежит тяжелый больной, который неделю занимался самолечением на даче. На вопрос врачей, почему он раньше не обратился в больницу, ответил, что ждал жену из командировки.     

Ковид год назад и ковид сегодняшний — это разные вещи, считает заведующий отделением Кирилл Чулаков. «Он стал молниеносней, больные сгорают иногда за три-четыре дня. Сразу с КТ-1 переходят на КТ-4 (единый стандарт классификации вирусных пневмоний по степени тяжести — прим. ред.). Болезнь перестала поддаваться тем протоколам лечения, которыми мы пользовались год назад. За два года вышла уже 11-я версия временных методических рекомендаций по профилактике, диагностике и лечению коронавируса, утвержденная Минздравом РФ. Скоро 12-ю ждем. Это говорит о том, что происходит постоянная мутация вируса», — рассказывает он.

Коронавирус «молодеет». Из 36 коек две обязательно заняты молодыми людьми. На днях из реанимации выписались две беременные женщины. Сейчас лежат две пациентки, одной из них 30 лет, другой чуть меньше, она беременна.

Самому молодому пациенту отделения было 22 года. «Он поступил в декабре. Мы тогда сильно удивились, не думали, что коронавирус может быть так жесток к молодым. У него из-за вируса было много осложнений, тяжелая степень поражения легких. К сожалению, мы его не спасли», — говорит Чулаков. 

Все врачи в один голос заявляют, что в борьбе с пандемией поможет только вакцинация. Привитых «Спутником» пациентов в реанимации нет.

«С такими пандемиями очень тяжело бороться, человечество еще не придумало лекарство. Единственная возможность победить вирус — вакцинация, после которого сформируется популяционный иммунитет. Поэтому должна быть гражданская ответственность», — говорит врач-реаниматолог сводного отряда ФМБА РФ Арсений Черепов. Все сотрудники отделения переболели коронавиусом, затем вакцинировались.

Возле больных всегда находятся врачи, они работают посменно. Дневная смена длится восемь часов, их сменяют дежурные, у которых 16-часовая смена. Потом два дня отдыха. 

«Мы понимаем, что если люди будут перерабатывать, результаты будут хуже. У нас есть основной штат специалистов, еще нам выдали временные штаты. Сейчас мы обсуждаем анамнез заболевания одного пациента втроем-вчетвером. Так эффективнее во много раз», — отмечает Чулаков.    

В реанимации пациенты лежат от одного дня до двух месяцев. Это все зависит от самого человека. Вирус один, но каждый реагирует по-разному, говорит заведующий отделением. Он отмечает, что у многих поступивших сахарный диабет.

«Будто этот вирус заточен под него. Когда пандемия началась, у 38 из первых 40 умерших был сахарный диабет. И сегодня в нашем отделении среди 36 тяжелых больных 32 человека с таким сопутствующим заболеванием», — отмечает заведующий отделением. Также он отмечает, что после коронавируса у людей часто появляется сахарный диабет.

Больных в отделении укладывают в так называемую прон-позицию — кладут на живот. Они в таком положении должны находиться 16 часов. Врачи говорят, что прон-позиция значительно улучшает состояние пациента. В такой позиции их перевозят на обследования. 

В реанимации оборудования хватает. На одного пациента — два шприц-насоса, два инфузомата (медицинское изделие, предназначенное для длительного, дозированного, контролируемого введения растворов, лекарственных препаратов, питательных веществ пациенту — прим. ред.), один ИВЛ, ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация, метод насыщения крови кислородом при развитии тяжелой острой дыхательной недостаточности — прим. ред.) и аппарат для транспортировки. «Нас очень хорошо оснастили, огромная благодарность за это Минздраву», — говорит Чулаков. 

Спускаемся этажом ниже. Тут та же красная зона для больных коронавирусом. В коридоре встретили 30-летнюю пациентку из Якутска, которую перевели из реанимации. Она с семьей заболели 31 августа: сначала поднялась температура у трехлетней дочери, потом у мужа, у нее была сильная головная боль и слабость. Она не думала, что это коронавирус, поскольку летом привилась «Эпиваком». Вызвали врача, ПЦР-тест у всех оказался положительным. Ее с ребенком отправили в детскую инфекционную больницу. У дочери было 20% поражения легких. Женщине там стало хуже. С поражением 75% ее отправили в реанимацию.

«Неделю была как во сне, только 11 сентября отключили от кислорода. Все еще тяжело дышать. За эти дни я пересмотрела свою жизнь. Все время думала о детях, родных, маме с папой. Но были и очень плохие мысли. Врачи все время мотивировали, говорили, что я не одна, что меня ждут дома, что я сильная и не должна падать духом. Это сильно помогало. Хочу сказать им огромное спасибо за свою жизнь, за чуткость и доброту. Остальным хочу сказать, что эта болезнь не щадит никого, будьте осторожны, соблюдайте меры безопасности, прививайтесь, желательно „Спутником“», — говорит она.  

В тот день в реанимации спасти не удалось двоих: женщину 72 лет и мужчину 66 лет. Сегодня, 17 сентября, утром стало известно, что 30-летняя беременная женщина, которую перевели в Перинатальный центр на роды, умерла. 

Фото: Алексей Васильев

Автор: Елена Алексеева

Источник: News.Ykt.Ru

Добавить комментарий