законы

28 ФЕВРАЛЯ 1927 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА ДВЕ САМКИ-ШИМПАНЗЕ ПОЛУЧИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ СПЕРМУ — hd-best

Российский специалист по искусственному оплодотворению Илья Иванов осеменил двух самок шимпанзе человеческой спермой для получения гибридных существ.

В своей клетке в Ботаническом саду Конакри (в то время это Французская Гвинея) две самки-шимпанзе, которых зовут Бабетта и Сиветта, больше не могут хранить свою девственность. В истерике они яростно трясут решетки своей клетки, чтобы служители, наконец, поняли, что им нужен самец, настоящий мачо. Они бы все отдали, чтобы хоть на часок вырваться из клетки. Они уже готовы на любого, даже самого лядащенького партнера. Как же они разочарованы, бедные девчушки, поскольку вместо хорошего самца, они видят благообразного старичка с седыми волосами, в руках у которого пипетка, полная человеческой спермы. Впервые в мире – и, вероятно, в последний раз – мы наблюдаем за попыткой, которая вот-вот будет предпринята, гибридизации между человеком и обезьяной.

Человек, который пытается совершить этот невероятный межвидовой брак, не является ни сексуальным сумасшедшим, ни фантазером. Наоборот, это известный советский ученый. Работы Ильи Иванова по искусственному оплодотворению домашних животных признаны во всем мире. Он показал, как спермой, взятой у одного-единственного жеребца, можно оплодотворить несколько сотен кобыл. В своем советском институте он дал жизнь зебронам (гибридам папы-зебры и мамы-ослицы). Ему даже удалось заставить отелиться корову, оплодотворенную самцом антилопы, а еще одна понесла от европейского бизона. Однажды ему в голову приходит сумасшедшая идея. Почему бы не создать гибрид из человека и шимпанзе? В конце концов, два этих вида относительно близки.

Солдаты – полулюди-полуобезьяны
После того, как эта идея лелеялась им в течение нескольких лет, а затем была поднята даже на нескольких конгрессах, Иванов в 1926 году решает начать действовать. Поскольку шимпанзе не прыгают по русской тайге, он обращается в Институт Пастера, владеющий зоомагазином в Киндии, в Гвинее. Директор Эмиль Ру соглашается предоставить ему несколько обезьян. Иванову остается убедить советское начальство дать ему на это дело денег. Не так-то все просто. Наконец, Николай Петрович Горбунов, управляющий делами Совнаркома РСФСР, выделяет ему 10 000 долларов США, что в то время было весьма значительной суммой. Если когда-нибудь Иванову удастся осуществить эту затею, то какая это будет победа для советской науки!  Ну а, что касается слухов, утверждающих, будто Сталин, якобы, поддерживает эту работу Иванова, чтобы произвести на свет расу рабочих или солдат – полулюдей-полуобезьян, то это чистейшей воды выдумки!

В марте 1926 года Иванов наконец прибывает в Киндию, чтобы отобрать самок-шимпанзе для осеменения их человеческой спермой. Первое препятствие: в зоомагазине Пастера нет сексуально зрелой самки. После месяца тщетного ожидания Иванов уже должен паковать багаж, потому что сезон дождей препятствует любой экспедиции в лес, чтобы поймать обезьян. Иванов возвращается в Гвинею 14 ноября, на этот раз в сопровождении своего сына-биохимика. Двое россиян решают не возвращаться в Киндию, а поселиться в Ботаническом саду Конакри. С помощью губернатора они организовывают экспедицию в джунгли, и им удается поймать трех самочек. Их окрестили Бабетта, Сиветти и… имя третьей история не сохранила.

Женщины, изнасилованные обезьянами, считаются оскверненными
Отец и сын стараются не объяснять африканцам объект их исследования. Как и большинство европейцев того времени, они верят, что черные принадлежат к низшей расе. В письме, например, Илья пишет своему другу: «Подавляющее большинство негров – это ленивые и глупые люди, которым нельзя доверять». Но, прежде всего, два россиянина полагают, что могут столкнуться с табу. Они действительно убеждены в том, что под покровом леса вполне могут происходить подобные вещи между самцами-шимпанзе и африканскими женщинами. Но тогда почему не видно волосатых малышей с длинными руками, резвящимися в деревне? Иванов сам находит объяснение: «Женщины, изнасилованные обезьянами, считаются оскверненными. Над ними издеваются как над изгоями, они социально мертвы и, как мне сказали, обычно пропадают». Короче говоря, они боятся, что их попытка осеменить обезьян не найдет понимания у африканцев. Вот почему им ничего и не говорят.

28 февраля 1927 года оба Иванова решают оплодотворить Бабетту и Сиветту. Но кто является поставщиком спермы? В своих заметках они об этом ничего не говорят. В любом случае, это не сами они. Донором, вероятно, является африканец, поскольку оба советских убеждены, что черные ближе к обезьяне, чем белые. Да и сами дамы-приматы с ними не готовы сотрудничать. Они совсем не видят смысла в том, чтобы помочь советской науке. Илья планировал запереть двух самок в маленькой клетке, заказанной в Париже, но она не пришла вовремя. Поэтому пришлось их обездвижить с помощью сети. Это тем более сложно, потому что двум россиянам, не желающим, чтобы им помогали африканские работники из-за выдумок о пресловутом табу, все приходится делать самим.

Вскрытие
Бабетта первая утрачивает девственность. Иванов-отец с помощью зеркала вводит ей во влагалище пипетку, наполненную спермой. Но жидкость разливается до того, как достигла матки. Осталась ли человеческая сперма там внутри? Кто из них двоих – отец или сын – лучше знает, куда надо совать пипетку, чтобы был результат? Даже Иванов-отец сомневается, что все прошло гладко, но уж как получилось. Та же ситуация с Сиветтой. Ну теперь остается только ждать. Недели проходят одна за другой. Признаков беременности нет. 25 июня третья самочка, имя которой никто не запомнил, также осеменяется, но на этот раз ее предварительно усыпляют, чтобы доставить сперматозоиды туда, куда нужно.

Опять ожидание. Через некоторое время Ивановы решают вернуться во Францию, а затем в Россию вместе с тремя самками и даже с дюжиной других шимпанзе. Во время путешествия по Гвинее и по Франции обезьяны серьезно заболевают. Бабетта и Сиветта умирают. Тут же организованное вскрытие подтверждает, что никакого зародыша человека в них нет. Третья «мама» по прибытию во Францию также умирает. Черт, и она не беременна. Ну что за огромное разочарование!

В конце концов Илья Иванов возвращается в Советский Союз. Своих выживших обезьян он поручает исследовательскому центру, созданному для приматов, в Сухуми, на берегу Черного моря. А что, если поступить по-другому, думает он? Попробовать скрестить женщин с самцами-обезьянами! Что было дальше покрыто мраком. Вроде бы, в 1929 году Иванов-отец получил разрешение на осеменение пяти женщин-добровольцев. Но к тому времени последняя обезьяна-самец, содержащаяся в сухумском питомнике, только что умерла. Более того, вроде это был и не шимпанзе, а… орангутанг. Именно в этот момент Горбунов, покровитель Иванова, становится жертвой сталинской чистки. В свою очередь биолога арестовывают 13 декабря 1930 года, и через 15 месяцев, после депортации в Алма-Ату, он умирает, так и не осуществив свою великую мечту о человеке-обезьяне. Вряд ли мы теперь когда-нибудь узнаем, смогут ли человек и обезьяна, после семи миллионов лет разлуки, совместно произвести кого-нибудь на свет.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

Добавить комментарий