законы

27 ОКТЯБРЯ 1871 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА ГЕНРИ СТЭНЛИ НАШЕЛ В АФРИКЕ ДОКТОРА ЛИВИНГСТОНА — hd-best

Фраза британского журналиста «Доктор Ливингстон, я полагаю?» впоследствии стала всемирно известной. Но действительно ли он ее произнес?

27 октября 1871 года, после нескольких месяцев розыска исследователя Ливингстона в самом сердце африканских континента, журналист Генри Мортон Стэнли неожиданно натыкается на изможденного белого человека с длинными седыми усами. «Доктор Ливингстон, я полагаю?» – спрашивает он. Тот, якобы, отвечает: «Да, и я рад, что могу здесь приветствовать вас». Чудесная британская невозмутимость! Диалог слишком хорош, чтобы быть правдой! Сейчас уже становится все более очевидным, что этот диалог, опубликованный в газете «Нью-Йорк Геральд», был полностью придуман Стэнли. Более того, страницы его дневника, касающиеся этой встречи, были вырваны. Любопытно! А в дневнике самого Ливингстона ни о чем таком не упоминается.

С 20 лет доктор Дэвид Ливингстон не жалеет сил, чтобы исследовать Африку, стремясь вывести ее из первобытного состояния, и борется с рабством. Протестантский врач-исследователь-миссионер исповедует теорию «трех составляющих»: христианизация, торговля, цивилизация. Белые должны «подтянуть» другие расы до своего уровня. Вот почему он исследует все еще неизвестные районы Африки, чтобы принести туда все то, что составляет очарование западной цивилизации, породившей Гитлера, Муссолини или там Нетаньяху… Ливингстон – первый житель Запада, который добрался до долины Замбези и открыл водопад Виктория. Ни один другой исследователь не может с ним сравниться.

Болезнь в джунглях

В январе 1866 года Ливингстон прибывает на Занзибар, чтобы найти исток Нила. Он не разделяет убеждений своих коллег Бертона, Спика и Бейкера, уверенных, что великая река питается из озер Альберта или Виктории. Ливингстон ошибочно убежден, что ее источник следует искать еще южнее. Исследователь ведет экспедицию в самое сердце континента. Так начинается испытание, длившееся более пяти лет. Все, какие только можно, несчастья приключаются с отважным доктором: дезертирство носильщиков, кражи его провизии и медикаментов, нападения, болезни… Но сдаваться он не намерен. На грани смерти он продолжает двигаться вперед.

В конце ноября 1867 года Ливингстон натыкается на приток реки Конго, который он принимает за верховье Нила. Еще несколько месяцев он продолжает свой поход. Проходит год, потом второй. В 1869 году он, страшно больной, бродит по джунглям. Арабские торговцы спасают его и перевозят в одно из своих поселений. В марте он заболевает пневмонией, но ему удается добраться до Уджиджи, небольшого городка, принадлежащего арабским торговцам, где он просит обеспечить его продуктами. Их, конечно, тут же у него воруют. Он подхватывает холеру, его ноги покрыты язвами, но это не мешает ему продолжить путь с помощью работорговцев. Не имея больше еды, он вынужден попрошайничать в обмен на возможность для местных жителей, чему они безмерно рады, посмотреть, как ест белый. 15 июля 1871 года он становится свидетелем убийства четырехсот африканских рабов арабами-работорговцами. Слишком травмированный и больной, чтобы продолжать поиски истока Нила, он возвращается в Уджиджи, куда прибывает 23 октября 1871 года, за четыре дня до того, как там его находит Стэнли.

«Здравствуйте, сэр!»

Затерянный в глубинах черного континента Ливингстон, конечно, (еще нет ни Google, ни, там Microsoft) не имеет доступа к Интернету, чтобы сообщать новости о себе в Англию. Через два года после его отбытия все вдруг начинают беспокоиться о судьбе доктора. Общественное мнение Великобритании встревожено. Умер? Заболел? Захвачен в плен? Пресса вовсю будоражит общество. «Где же Ливингстон?» – такие заголовки в газетах появляются все чаще. В конце концов, в 1871 году издатель «Нью-Йорк Геральд» решает профинансировать экспедицию по поискам храброго исследователя. Возглавит ее Генри Стэнли. Это еще один выдающийся путешественник, в возрасте 15 лет покинувший свой родной Уэльс, чтобы отправиться моряком на торговом судне. Он устраивается в Новом Орлеане, участвует в Гражданской войне, а затем становится журналистом. Стэнли принимает это предложение и отправляется в Африку. 21 марта 1871 года во главе колонны из двухсот человек он вступает в джунгли. После семи месяцев похода, происшествий и болезней он прибывает в Уджиджи, где ему сообщают о присутствии белого человека, по описанию похожего на Ливингстона.

Стэнли рассказывает, как проходит встреча: «Мы быстро движемся вперед. Останавливаемся возле небольшого ручья, по высокому голому берегу которого поднимаемся; это последний из многих потоков, которые мы пересекли. Мы подходим к вершине, и вот под нами Уджиджи, засаженный пальмами, менее чем в двухстах метрах от нас. В этот знаменательный момент мы больше не думаем о сотнях миль, которые мы прошли, о сотнях холмов, по которым мы взбирались и спускались, о многочисленных лесах, через которые мы пробирались, о джунглях и зарослях, которые нас бесили, о соляных равнинах, мучивших наши ноги, о палящем солнце, сжигавшем нас, об опасностях и трудностях, которые пришлось преодолеть. Наши сердца, полные эмоций, устремлены на пальмы, и мы пытаемся угадать, в какой хижине или доме живет белый человек с большими седыми усами, о котором мы слышали в Малагарази. Вот мы примерно в ста метрах от деревни Уджиджи, и меня начинает окружать густая толпа. Внезапно, справа от себя, я слышу голос, который говорит: «Здравствуйте, сэр!» Это Сузи – слуга Ливингстона. «Ух ты! Доктор Ливингстон здесь?» – «Да, сэр.» – «В этой деревне?» – «Да, сэр.» – «Вы уверены?» – «Конечно, конечно. Я только что с ним виделся.»»

«Его сердце принадлежит Африке»

Генри Стэнли просто не может поверить, что он, наконец, достиг цели. Он следует за Сузи к старому белому человеку с седыми усами. Вот, как он описывает эту встречу в «Нью-Йорк Геральд»: «Когда я медленно приближался к нему, я увидел, что он был бледен и выглядел измученным… Я хотел броситься к нему, но меня останавливало присутствие огромной толпы; Я хотел его обнять, но он был англичанином, и я не знал, как он это воспримет. Итак, я сделал то, что мне подсказали мои осторожность и неуместная гордость. Я быстро подошел к нему, приподнял шляпу и сказал: «Доктор Ливингстон, я полагаю?» – «Да», – ответил он, слегка улыбаясь и тоже приподняв шляпу». Впрочем, все говорит о том, что у Стэнли, как и у любого другого хорошего журналиста, имеется богатое воображение, чтобы приукрасить действительность. Этот диалог начисто выдуман.

Оправившийся после прибытия Стэнли, Ливингстон, тем не менее, отказывается возвращаться в Европу, пока не найдет этот чертов исток Нила. Поэтому он продолжает поиски вплоть до своей смерти 1 мая (по другим данным – 4 мая) 1873 года от малярии в маленькой деревне в Замбии. Англия требует его тело, но жители деревни хотят сохранить великого человека у себя. Замбия, однако, в конечном итоге выполняет просьбу Лондона, но сохраняет у себя сердце Ливингстона, коротко и емко пояснив свои действия: «Вы можете получить его тело, но его сердце принадлежит Африке».

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

Добавить комментарий