законы

27 ИЮЛЯ 1794 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА ПРИНЦЕССА МОНАКО ОБЪЯВИЛА СЕБЯ БЕРЕМЕННОЙ, ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ ГИЛЬОТИНЫ — hd-best.ru

Юная дама хочет выиграть незначительно времени, чтоб успеть отрезать для себя волосы и завещать их своим дочерям.

В ожидании, что ей вот-вот отрубят голову, принцесса Монако смотрится все также отлично и держится с большим достоинством. Ну что здесь скажешь: стопроцентная аристократка. Голубая кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов), переданная ей почти всеми поколениями, течет в ее венах. В те времена царевичи Скалы1 еще не находили для себя жен в Голливуде либо в бассейне… Перед принцессой Монако, урожденной Франсуазой-Терезой де Шуазель-Стенвиль, совсем не стоит вопросец, как ей взойти на эшафот. Естественно же, без мельчайших признаков беспомощности.

Бедная 26-летняя принцесса, гильотинированная 27 июля 1794 года как раз намедни конца периода революционного Террора. На последующий денек, 10 термидора по революционному календарю, наступит черед Робеспьера укоротить собственный рост на размер головы. Еще бы один денек, и она была бы спасена! Покидая женское отделение кутузки, принцесса напевает «Как ураган…» Видя, что заключенные-мужчины глядят, как ее уводит палач, она орет: «Граждане, я иду на погибель со всем спокойствием, которое присваивает мне невиновность; а для вас желаю наилучшей участи». На щеки, чтоб скрыть безжизненную бледнота, она наносит румяна. Ей не охото прогуляться на жив труп, как обычно смотрится ее кузина, принцесса Ариэль Домбаль опосля трехдневной попойки… На погибель она идет не в одиночестве. Видя одну из собственных подруг, совсем раздавленную, которую также ведут к эшафоту, она ее поддерживает: «Будь смелой, моя финансово накладная подруга, будь мужественной; криминально демонстрировать им свою слабость».

Монако захвачен санкюлотами
Ну вот и «Вдовушка»2, возведенная на Тронной площади (на данный момент это площадь Цивилизации). Принцесса Монако расслабленно и с достоинством ложится на особый помост гильотины. Ассистентам палача Самсона не приходится подстригать ей волосы, она остригла их сама в камере, послав шикарную косу своим совершенно еще молодым детям. Родившаяся в великодушной семье Шуазелей, Франсуаза-Тереза вышла замуж в 15 лет в 1782 году за юного царевича Жозефа де Гримальди Монакского, брата наследственного царевича. У их родились две дочери.

Эта малая монакская семья жила бы вечно счастливо, если б не произошла Величавая Французская революция. Монако захватили санкюлоты, изгнав семью Гримальди. В 1792 году Франсуаза-Тереза и Жозеф эмигрируют, оставив 2-ух собственных молодых дочерей (8 и 10 лет) на попечение их тети герцогини де Шуазель. Царевич присоединяется к восстанию в Вандее. Принцесса отчаливает в Италию, потом, не вынеся разлуки с детками, решает вернуться во Францию. Впервой ее арестовывают в весеннюю пору 1793 года как женщину-эмигрантку, вернувшуюся во Францию. Ее свекру, Оноре III, князю Монако, удается высвободить Франсуазу-Терезу под предлогом того, что она является иностранкой. Но безжалостные члены Революционного суда не желают упускать такую заманчивую добычу. Спустя две недельки опосля того, как Франция аннексировала Монако (14 февраля 1794 года), революционеры требуют ее ареста, так как она сейчас является не иностранкой, а подданной Франции. Ей предъявляют официальное обвинение в комплоте. Принцесса прячется у одной собственной подруги, потом уезжает за город. Утомившись скитаться, она ворачивается в Париж, где ее арестовывают и кидают в женскую кутузку «Святая Пелагея».

Заявление о беременности, чтоб отсрочить выполнение наказания
Ее небесная краса вызывает не весьма великодушные чувства у неких заключенных. А именно, у бакалейщика Кортея, который, в один прекрасный момент, даже отправляет ей воздушные поцелуи, когда она проходит мимо его камеры. Этот торговец различных пряностей примкнул к комплоту барона Батза, целью которого была организация побега Людовика XVI, а потом он также участвовал в попытке спасения Марии-Антуанетты. За этот воздушный поцелуй он получает выговор от маркиза де Понс, который еще тот сноб: «Вы плохо воспитаны, месье Кортей, коль вы позволяете для себя фамильярничать с личностью такового ранга; логично, что вас желают гильотинировать вкупе с нами, так как вы считаете себя равным нам». В конце концов, они вкупе и взойдут на эшафот.

Что касается Франсуазы-Терезы, ее очередь приходит спустя два месяца. Она стает перед Революционным судом, который, кто бы колебался, приговаривает ее к погибели. А она даже отрешается ознакомиться с обвинительным актом. Она презирает этих санкюлотов. Принцесса бесстрастно слушает приговор. Гильотина либо крушение поезда в Испании – какая разница… Только одна вещь ее волнует: как выслать своим возлюбленным дочуркам прядь собственных волос. Но эта прядь не обязана быть срезана кровавыми руками палача. Она сама хочет принести в жертву свои волосы, но неувязка в том, что правосудие в те времена свершается весьма стремительно. Никакого обжалования либо там кассационного суда. Палач Самсон уже здесь как здесь, чтоб отвести ее на пространство экзекуции. Есть только один метод замедлить выполнение приговора – объявить себя беременной! Она и заявляет, что забеременела «три месяца вспять в итоге связи с мужиком, имя которого она не хочет именовать».

Порочный аптекарь
Как и почти всех остальных приговоренных дам, которые употребляют этот трюк, чтоб отсрочить выполнение приговора, ее посылают в богадельню при Революционном суде для обследования. Неописуемо: она не может вынести прикосновения к своим волосам, а интимный осмотр ее никак не волнует… В этот же вечер двое парней и одна дама возникают в ее камере, чтоб произвести осмотр. 1-ый мужик – доктор Ангюшар, дама – вдова Приу, для которой это обычная работа. А вот 2-ой мужик – хохот, ну и лишь – вызвался сам, чтоб просто повеселиться. Это аптекарь Кенке, и он никак не может упустить такую возможность… Как и следовало ждать, никакой беременности не найдено. Ангюшар здесь же составляет протокол: «Мы осмотрели и исследовали даму по имени Тереза Стенвиль, супругу Жозефа Монакского, 26 лет от роду, заявившую, что она беременна два с половиной месяца. В итоге осмотра никаких следов беременности не выявлено. 8 термидора, II года Единой и Неразделимой Республики».

Через несколько месяцев админ кутузки скажет в собственном письме, адресованном в Комиссию штатских администраций, правоохранительных органов и судов о присутствии аптекаря во время нескольких проверок: «Такое поведение человека, который не имеет никаких знаний в данной нам области, является ничем другим, как развратом».

Как ее гости убрались, принцесса берет ручку, чтоб написать Фукье-Тенвилю3: «Я предупреждаю вас, гражданин, что я не беременна. И желаю для вас сказать, что я опоганила собственный рот данной нам ложью совсем не в ужасе перед гибелью, но для того, чтоб иметь возможность остричься самой, а не быть подстриженной руками палача. Мои волосы – это единственное наследие, которое я могу бросить моим детям, и, по последней мере, это наследие обязано быть незапятнанным». Принцесса разбивает оконное стекло и при помощи осколка не без усилий подстригает свои волосы. В пакет она кладет одну из собственных кос и два письма. Одно – для гувернантки ее дочерей, другое – для их самих.

«Останки вашей злосчастной мамы»
На последующее утро, выведенная из собственной камеры для гильотинирования, принцесса передаст драгоценную посылку одному служащему кутузки, попросив отнести ее дочерям. Не хотя подвергаться ни малейшему риску, тот торопится передать пакет Фукье-Тенвилю. Опосля его экзекуции оба письма будут найдены в его кабинете, а вот косу он все таки отдал приказ передать двум девченкам. Показал ли этот монстр слабость перед лицом любви мамы к своим дочерям? Нужно сказать, что ловкая принцесса также отправила ему письмо, в каком благодарила его за «человеколюбие»…

Принцесса Монако пишет гувернантке: «Пусть Луиза (ее тетя – Ред.) понимает причину, которая принудила меня отсрочить мою погибель, пусть она не подозревает меня в беспомощности». И своим двум небольшим девченкам: «Мои дети, это мои волосы, и я желала иметь возможность остричь это печальное тело сама, чтоб дать их для вас; я не желала, чтоб это было изготовлено рукою палача, и это значит, что я провела очередной денек в данной нам агонии, но я не жалуюсь, я прошу, чтоб мои волосы были помещены во флакон, покрытый черным крепом; смотрите на их три-четыре раза в год и вспоминайте о вашей злосчастной мамы, которая погибла, любя вас».

Принцесса Монако проводит последнюю ночь (то есть темное время суток) в собственной камере. Она длительно молится. За спасение собственной души и душ собственных дочерей. Также (наверняка) за спасение княжества. «Господи, сделай так, чтоб Монако осталось налоговой гаванью для всех больших состояний в мире…» На последующий денек, узнав, что она не беременна, Дюма, председатель Революционного суда, подписывает приказ о экзекуции. Она станет крайней, кому в тот денек отрубят голову. А завтра настанет очередь Робеспьера.

А что супруг, царевич Гримальди Монакский? Он возвратится из эмиграции, вступит в повторный брак и попробует отнять княжество у собственного старшего брата. Казненной принцессе это, непременно, не понравилось бы.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

 

 1 — Гора – так именуют княжество Монако, расположенное на горе.

2 —  «Вдовушка» – фамильярное заглавие гильотины посреди населения.

3 — Фукье-Тенвиль – французский юрист, деятель Величавой французской революции, публичный обвинитель Революционного суда. Казнен 7 мая 1795 года.

Добавить комментарий