законы

24 ДЕКАБРЯ 1800 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА НАПОЛЕОН БОНАПАРТ ЧУДОМ ИЗБЕЖАЛ АТАКИ ШУАНОВ¹ — hd-best.ru

В результате взрыва, совершенного на улице Сен-Никез, погибло 22 человека. Первый консул не пострадал и даже продолжил свой путь в Оперу, как и планировал.

Две кареты покидают дворец Тюильри, едут по улице Сен-Никез и вот-вот должны повернуть на улицу Сент-Оноре. В первой карете дремлет Первый консул. Он жутко устал, но обещал своей жене Жозефине приехать в Оперу. Чего хочет женщина… Находящегося в состоянии полусна Бонапарта неожиданно выводит из дремы страшный взрыв. Сопровождающие его Бертье2, Ланн3 и Лористон4 с изумлением смотрят друг на друга. С высоты на карету пикируют осколки. Вокруг шум, крики … Тела падают на мостовую. «Нам подложили бомбу!» – восклицает Бонапарт и приказывает кучеру Сезару пришпорить лошадей, чтобы как можно быстрее отъехать от этого места. Ни на секунду будущий победитель Аустерлица не задумывается о судьбах Жозефины, Гортензии5 и ее сестры, едущих во второй карете.

Бонапарту только чудом удалось избежать покушения от подложенной бомбы. Возможно, это первый такой случай в истории. На мостовой остаются 22 убитых и около сотни раненых. Среди погибших девочка по имени Марианна, полностью нашпигованная осколками. Один из заговорщиков в обмен на пару монет попросил ее подержать за уздечку лошадь, запряженную в повозку, набитую взрывчаткой.

Адская машина
Атака на улице Сен-Никез была не первой, которая угрожала жизни Бонапарта. Ранее полиция уже предотвратила несколько попыток. Якобинцы желают заполучить его голову. Роялисты тоже. Но Первый консул не колеблется ни секунды в определении виновных: конечно же, это якобинцы! Он настаивает на своей версии, хотя министр полиции Фуше6 глубоко убежден, что это дело рук шуанов. Мгновенно Первый консул приговаривает своих левых противников к высылке из Франции. Он очень хитер, этот маленький корсиканец, и использует эту атаку, чтобы устранить свою политическую оппозицию.

Однако, прав Фуше, а не Первый консул: организаторы заговора действительно шуаны. И вовсе не Жорж Кадудаль7, как шепчутся по всем углам, а два бретонца по имени Эдуар де Ла Э-Сен-Илер и Андре Жуайе д’Ассас. Грязную работу они поручают троим своим подручным: Франсуа-Жозефу Карбону, 44-летнему шуану, долгое время сражавшемуся в Вандее, Пьеру Пико де Лимоэлану и графу де Сен-Режану. После тщательных размышлений заговорщики останавливаются на адской машине, которая должна взорваться, когда рядом проедет карета Бонапарта. Бочка с порохом на телеге – это то, что надо. Карбон тут же покупает телегу и лошадь у парижского торговца зерном по имени Ламбель, которому объясняет, что хочет перевезти тростниковый сахар в город Лаваль. Повозка с лошадью находится в сарае при доме номер 19 на улице Паради, где трое террористов снимают жилье. Им требуется целых пять дней, чтобы прикрепить к телеге большую винную бочку, которую они обвязывают десятью железными обручами.

12 су8 для девочки
Заговорщики принимают решение разместить свое устройство на пути, который скорее всего выберет Бонапарт, чтобы вечером, 24 декабря, приехать в Оперу, где будет исполняться премьера оратории Йозефа Гайдна «Сотворение мира». Сен-Режан отправляется на разведку, чтобы подобрать самое лучшее место для закладки. Он принимает решение, что сделать это нужно в конце улицы Сен-Никез (сегодня такой улицы в Париже уже нет), прямо перед пересечением ее с улицей Сент-Оноре, неподалеку от Французского театра. Место символично, поскольку именно здесь, 13-го Вандемьера9 IV года, Бонапарт приказал стрелять из пушки по роялистам. Днем Карбон и Лимоэлан едут на повозке к заброшенному зданию, находящемуся к северу от Парижа, где заполняют бочку порохом (некоторые свидетельства говорят о двух бочках). Накинутый брезент скрывает груз от взглядов прохожих. Оба террориста добавляют на телегу навоз, сено, солому и щебенку – все это они подбирают по дороге.

Вот они уже подъезжают к улице Сен-Никез. На углу площади Карусель и улицы Сен-Никез Лимоэлан слазит с повозки и остается, чтобы наблюдать за окрестностями. Как только консул покинет дворец Тюильри, он должен будет с помощью зажженного фонаря подать сигнал сообщникам. Карбон продолжает свой путь с адской машиной до места, выбранного Сен-Режаном, где телегу необходимо оставить. Именно в этот момент он подзывает маленькую девочку и просит ее несколько минут подержать за уздцы лошадь. В качестве награды за услугу он дает ей 12 су. Девочку, дочь торговца зеленью с улицы Дю Бак, зовут Марианна Песоль. Шуан жертвует малышкой без какого-либо сожаления.

«Эти негодяи хотели меня взорвать»
Около 6:30 вечера Бонапарт, Жозефина, Гортензия и несколько гостей завершают ужин в Тюильри. Уставшему Бонапарту совсем не хочется ехать в Оперу, он предпочел бы посидеть вечерок у телевизора, только вот теликов в то время не было. Но что делать, он же пообещал сопровождать Жозефину в Оперу. Она просит Ланна напомнить ему. Отказаться невозможно, поскольку дома у Жозефины все под каблуком. Первый консул спрашивает у своих агентов, все ли сделано, как надо, в Опере? Те отвечают, что они полностью обыскали оперный зал и что бояться, несмотря на слухи о готовящемся теракте, нечего. В общем, Бонапарт решает ублажить супругу.

Эскорт консульской гвардии предшествует карете, в которой Бонапарт находится вместе с Бертье, Ланном и Лористоном. Женщины следуют за ними, во второй карете. Кучер Бонапарта поворачивает налево, на улицу Сен-Никез. Но Лимоэлан, нервничающий сверх меры, забывает послать условленный сигнал Сен-Режану, который моментально поджигает фитиль, как только видит, что появляется командир гренадеров консульской охраны. Позднее, чем было задумано! Он сбегает, оставив девочку на произвол судьбы. К тому времени, как горящий фитиль добирается до бочки со взрывчаткой, обе кареты уже миновали засаду. Взрыв не причиняет им никакого вреда. Только Гортензия получает небольшую царапину руки от осколка стекла.
Взрыв убивает двадцать два невинных человека, ранит сотню других и разрушает сорок шесть домов. Невероятно! Однако Первый консул планы на вечер не меняет. Он занимает свое место в ложе Оперы, не демонстрируя ни малейших эмоций. Когда Жозефина усаживается рядом, он говорит ей: «Эти негодяи хотели меня взорвать. Прикажи принести программку оратории Гайдна!» И все! Весть о нападении вскоре распространяется по залу, и представление прерывается, чтобы возблагодарить судьбу. Бонапарт приветствует публику, а затем приказывает отвезти его в Тюильри.

«Это якобинцы!»
Вернувшись в Тюильри, Первый консул дает волю своей ярости: «Это якобинцы хотели меня убить! Ни знать, ни священники, ни шуаны! Я знаю, чего от них ожидать, но они не заставят меня пойти на попятную. Это участники Сентябрьских расправ10, грязные негодяи, которые постоянно выступают против меня, постоянно плетут заговоры…» Он просто вне себя. Министр полиции Фуше стоит у окна, пережидая обрушившуюся на его голову бурю. А Бонапарт кричит: «Вы опять скажете, что это роялисты?» Фуше спокойно отвечает: «Без сомнения, я это скажу и более того – докажу!» Но что он там докажет, если Первому консулу выгодно, чтобы это были якобинцы, которых он наконец-то сможет уничтожить… Ожидая, пока Фуше представит ему настоящих участников покушения, Бонапарт тем временем приказывает арестовать 130 «анархистов» и приговаривает их всех к депортации на Сейшельские острова, в Кайенну и в Африку.

Между тем, министр полиции проводит образцовое расследование. Он даже заставляет реконструировать телегу и с помощью ветеринара из префектуры делает «портрет» лошадь. Этот «робот-портрет» с описанием развешивается на всех перекрестках столицы: «Подшерстка гнедой масти, изношенная грива, хвост – метлой, нос похож на лисий, вымытые бока и круп, белые отметины на задней части, нестарая, высота 1 метр 50 сантиметров, упитанная и в хорошем состоянии, без каких-либо следов на бедрах или на шее, которые могут указывать на принадлежность хозяину». 27 декабря торговец зерном Ламбель узнает свое животное и идет в полицию, чтобы дать описание Карбона. Того быстро находят и 18 января 1801 года арестовывают в доме бывшего настоятеля монастыря. 27 января под стражу в свою очередь берется Сен-Режан. Лимоэлан и еще два сообщника сбегают. Одновременно, благодаря обещанной министром полиции Фуше награде, он узнает, что более 80 лидеров шуанов тайно прибыли в Париж на следующий день после взрыва. Они надеялись, что в случае удачи, тут же поднимут восстание. Осечка.

20 апреля 1801 года Карбона и Сен-Режана, одетых в красные рубахи, в которые обычно одевают отцеубийц, перед огромной толпой гильотинируют. Перед тем как отлетает голова, Карбон успевает крикнуть: «Добрые люди, умираю за короля!»

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

 

1 — Шуаны – участники крупномасштабного и длительного роялистского восстания против Великой Французской революции в провинции Бретань, на западе Франции, известного, как шуанерия. Вместе с вандейцами шуаны составляли французское контрреволюционное движение, длившееся четверть века (с перерывами).

2 — Луи Александр Бертье – маршал Франции, князь, начальник штаба армии Наполеона.

3 — Жан Ланн – маршал Франции, герцог, участник наполеоновских войн.

4 — Жак Александр Бернар Ло, маркиз де Лористон – генерал и дипломат Наполеона I (в том числе был послом в России), а затем маршал Франции при Людовике XVIII.

 5 — Гортензия Богарне – дочь Жозефины Богарне от ее первого мужа виконта Александра де Богарне. Падчерица императора Наполеона I, женившегося на ее матери в 1796 году. Пользовалась большой симпатией Наполеона, который удочерил ее вместе с ее старшим братом Эженом.

6 — Жозеф Фуше, герцог Отрантский – французский политический и государственный деятель, эффективный министр полиции.

7 — Жорж Кадудаль – один из вождей шуанов во время Французской революции, сын бретонского мельника, человек харизматичный и мужественный, преданный монархии Бурбонов и католической церкви. В 1804 году был приговорен к смертной казни. Стоя перед гильотиной, воскликнул: «Умрем за нашего Господа и нашего Короля!»

8- Су – мелкая разменная монета.

9 — Вандемьер – первый месяц (22/23 сентября – 21/22 октября) французского республиканского календаря, действовавшего с октября 1793 по 1 января 1806.

10 — Сентябрьские расправы – трагический эпизод Великой французской революции, массовые убийства заключенных в Париже, Лионе, Версале и других городах, произведенные революционной толпой в начале сентября 1792 года.

Добавить комментарий