законы

16 НОЯБРЯ 1793 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА КАРРЬЕ ЗАСТАВИЛ УТОПИТЬ 90 СВЯЩЕННИКОВ — hd-best

Отправленный в Нант, чтобы любой ценой сломить восстание в Вандее, эта скотина Каррье придумал массовые утопления.

Жан-Батист Каррье1, посланный Парижем, чтобы любой ценой положить конец восстанию в Вандее2, понимает, что ему придется убить сотни, даже тысячи бретонских «красных колпаков» (якобинцев). Как действовать, чтобы бойня была эффективной и, прежде всего, не потребовала слишком много патронов? Его идея: организовать массовые утопления в Луаре, которая протекает через Нант. Каррье поручает своему военному заместителю, генерал-адъютанту Гийому Ламберти, опробовать его метод на девяноста непокорных священниках, которые отказались принести присягу Гражданскому устройству духовенства3. С 25 октября они томятся в трюмах корабля «Слава», преобразованного в плавучую тюрьму и поставленного на якорь.

Чтобы утопить священников, Ламберти приказывает перевести их на борт плоскодонных барж, в которых делаются люки, открыв которые, можно обеспечить затопление посреди реки. 15 ноября 1793 года Ламберти отдает приказ командиру, отвечающему за надзор за священниками, убрать на ночь всю охрану, чтобы не было никаких свидетелей утопления. Затем он лично навещает заключенных и рассказывает им, что ночью они будут переведены в замок Мюсс. Он даже рекомендует передать все их ценности в руки капитана, которые будут возвращены им, когда они попадут в новую тюрьму.

Макиавеллизм
Затем Ламберти и его люди садятся в лодку, чтобы добраться до плавучей тюрьмы. Там они требуют, чтобы ничего не подозревающие священники парами проходили мимо них и сдавали все ценное. Затем их раздевают догола, связывают по двое и грубо сталкивают в баржу. Неладное заподозрил лишь один кюре, увидев на дне лодки плоские белые камни, закрывающие дыры. Видя, как просачивается вода, он все понимает и советует попарно связанным священникам отпустить друг другу грехи. Так они и поступают.

Страшное свидетельство
Как только священники переведены в баржу, Ламберти и его люди садятся в свою лодку, и перерезают канаты, крепящие баржу. Ее тут же начинает относить течение на середину реки. Когда баржа плывет мимо плавучей батареи, дежурный канонир Вайли дает знак остановиться. Вот его страшное свидетельство: «Примерно в половине первого ночи восемь неизвестных частных лиц подошли к краю понтона на лодке; Я их окликнул, и на слова «Кто идет?» мне ответили: «Служивый, мы поднимаемся на борт». Действительно, они подошли ко мне и приказали пропустить их вместе с их лодкой; они сказали мне, что отвечают за 90 разбойников, о которых я знал, что это 90 священников. Я ответил им, что мне было дано указание не пропускать никаких плавучих средств, если они покажутся мне подозрительными. В ответ на мои слова один из этих людей по имени Фуке пригрозил разрезать меня на куски, потому что, добавил он, ему и его людям было разрешено проходить повсюду, и никто не имел права их останавливать. Я попросил их показать соответствующие разрешения, они повиновались и представили мне приказ, более или менее выраженный в этих терминах, и подписанный Каррье, представителем народа: «Разрешить гражданам Фуке и Ламберти идти куда угодно с плавсредством, загруженным разбойниками, и никто не имеет права им препятствовать в этом»».

Затем канонир Вайли продолжает: «Видя приказ Каррье, который мне представили Фуке и Ламберти, я счел, что не могу больше препятствовать; в результате люди, сидящие в лодке, и баржа, содержащая людей, прошли под батареей понтона, где я дежурил, и четверть часа спустя я услышал самые громкие крики с борта только что отплывших от меня лодок, а из-за того, что была ночь и вокруг царила тишина, я прекрасно слышал, что кричали люди, запертые в барже, которых убивали самым страшным способом. Я разбудил своих товарищей с поста, которые, находясь на мосту, слышали те же крики, до того момента, когда все потонули».

Трем священникам удается сбежать
Канонир все слышал, но ничего не видел. Действительно, баржа продолжает плыть по течению, минует деревни Трантему и Шантене. Ламберти ждет, пока она достигнет острова Шевире, где глубина реки достаточна, чтобы поглотить баржу. Он приказывает своим людям разбить молотками бортовые люки. Вода заливает трюм, где священники, понимая, что скоро встретятся с Творцом, начинают отчаянно кричать, моля о помощи. Один из палачей забирается на баржу и делает вид, что вычерпывает воду с помощью дырявой кастрюли. Священники, которым вода уже доходит до пояса, не оценивают такую шутку. Скотина-шутник присоединяется к своим товарищам, и лодка быстро отплывает, чтобы ее не утащил водоворот от тонущей баржи. Вскоре крики стихают. На Луаре вновь царит спокойствие.

Ламберти и его люди возвращаются к месту казни, чтобы убедиться, что все священники действительно утонули. Но нет, нескольким несчастным удалось выбраться из баржи, и они, все еще связанные по двое, отчаянно борются, чтобы не утонуть. Но несколько ударов веслом быстро отправляют их туда, куда и положено. Убийцы, с чувством выполненного долга, уплывают. Вот 90 ворон, врагов Республики, которых не надо будет больше кормить. Что касается Ламберти, он отправляется к Каррье, чтобы подтвердить эффективность метода.

Однако на следующий день становится известно, что трое священников, которым удалось развязаться, ускользнули в темноте. Одного выловили из воды, двое других самостоятельно доплыли до берега. Все трое нашли убежище на корабле «Импозан». Каррье тут же приказывает капитану утопить их в тот же вечер. Несчастным удалось прожить лишь один лишний день.

Единственный выживший
Однако, есть один, которому удается выжить. Это отец Жюльен Ландо, кюре из Сен-Лифара. Его не очень хорошо привязали к одному старому монаху, и он сумел освободиться от пут. Монах же старый и толстый. Вскоре он уже без сил. Несмотря на все усилия, Жюльену Ландо не удается его спасти от утопления. Вот он уже и один. Ему везет: он, выбившись из сил, почти уже утонул, но тут ему удается привлечь внимание проплывающей мимо лодки. Лодочники поднимают его на борт и тут же высаживают на берег, опасаясь, что кто-то о них тут же доложит Каррье. Ландо находит себе убежище в одном гостеприимном загородном доме, где его отогрели и накормили. Но перед рассветом ему необходимо уйти, чтобы не подвергать опасности хозяев дома. Переодетый огородником, с корзиной, полной овощей, он, обутый в деревянные сабо, ковыляет в Нант. Одна женщина из Сен-Лифана предлагает ему убежище, и чуть позже священника забирает его брат, работник солеварни.

В течение нескольких дней на берегах Луары вылавливают трупы. Возможно, кому-то удалось протиснуться через слишком широко открытые люки или баржа разбилась о песчаную отмель. Это досадно, поскольку в Нанте начинают бродить слухи об ужасном утоплении. Но Каррье может быть спокоен: никто не осмеливается восстать из страха перед последствиями. Метод, получивший от Каррье название «вертикальная депортация» или «патриотическое крещение», доказал свою эффективность. Жан-Батист Каррье решает применить его в более широких масштабах, чтобы избавиться от тысяч пленных вандейцев, которыми забита городская тюрьма. В период с конца 1793 года до февраля 1794 года в Луаре было утоплено от 1 800 до 4 800 несчастных.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

 

1 — Жан-Батист Каррье – участник Великой Французской революции, один из самых жестоких комиссаров Конвента.
2 — Вандейский мятеж (Вандейская война) – гражданская война между сторонниками и противниками революционного движения на западе Франции, преимущественно в Вандее, длившаяся с 1793 по 1796 год. Вместе с шуанерией, разворачивавшейся на правом берегу Луары, иногда объединяется под названием «Во́йны на западе».
3 — Гражданское устройство духовенства – новый церковный порядок, принятый во время Великой французской революции.

Добавить комментарий